ГлавнаяСтатьи › СТРАХ

СТРАХ

“Русские идут!” - с этими словами в начале Холодной войны глава оборонного ведомства США Джеймс Форрестол сиганул в окно небоскрёба и перешёл в мир иной. Вообще он был далеко не первой жертвой агрессивной русофобии, история которой насчитывает по меньшей мере полтысячелетия. Эпицентром же её были первоначально папский Рим, затем польская Варшава, периодически Париж и Берлин, почти всегда британский Лондон, а с 1950-х - американский Вашингтон.

Автор не историк. Но последние тридцать лет связали меня с профессиональной политикой, преимущественно с её международным измерением. А посему остановлюсь лишь на периоде с 1990-х по наши дни, причём на том, что не только знаю не понаслышке, но в чём волею судьбы нередко был непосредственным участником. Отсюда два первых вывода:

1) русофобия- явление отнюдь не глобальное. Она наиболее выражена среди членов НАТО + нескольких государств Азии и Латинской Америки, плотно находящихся на политической орбите Вашингтона.

2) о том, что “русские хотят захватить мир” всерьёз думают лишь маргиналы или сумасшедшие (вроде душевнобольного американского самоубийцы Форрестола). Хотя надо признать, что во времена СССР, когда едва ли не все советские печатные издания венчал лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”, многие в мире действительно верили в желание из Москвы править всем на планете Земля. При этом не будем забывать, что значительная часть этих людей рассматривала такой исход в качестве блага для землян.

Теперь о выводе третьем. О чём говорят и пишут не столь часто, но который имеет большое практическое значение, особенно в контексте развязанной против нас Вашингтоном тотальной гибридной войны, дополненной натовцами с 2022 г. ещё и прямыми боевыми акциями на полях украинского театра военных действий, масштаб которых превышает всё, что было до того в Европе, начиная с мая 1945 г.

Дело в том, что главной движущей силой для большинства из пяти десятков государств, вставших против РФ, стала отнюдь не пресловутая русофобия или эфемерная боязнь некой “русской оккупации Европы”, а банальный страх. Но только не Москвы, а... самого Вашингтона!

Чего же боятся в частности те же европейцы:

- Поскольку ряд стран ЕС фактически оккупированы армией США ещё со времён 2-й Мировой (ФРГ, Италия, Испания, Нидерланды и Бельгия), то тамошние элиты не могут не учитывать возможности прямого силового давления на них из Вашингтона прямо внутри их собственных государств;

- Крепкая привязка всех без исключения стран ЕС, Швейцарии, Норвегии, Лихтенштейна, Монако и т.д. к доллару США и американским финансовым институтам практически исключает их самостоятельную международную политику под страхом неизбежных и жёстких односторонних экономических санкций из Вашингтона (швейцарские банкиры не так давно испытали это на собственной шкуре и теперь сидят смирно);

- Всеохватное дипломатическое присутствие США в Европе исключает любое безответное действие наперекор указаниям из Госдепа со стороны практически любого значимого должностного лица или влиятельного политического деятеля государств Старого Света (к услугам Вашингтона такие методы принуждения, как подкуп, шантаж, дискредитация в СМИ, провокации с использованием правоохранительных структур, давление на родных и близких, банальный террор, в том числе, при содействии ЦРУ).

Конечно, исключения из правил бывают. Так, вашингтонские “дружинники” до сих пор не могут справиться с действующими властями Венгрии. Но, тем не менее, эта страна ЕС также, в ущерб собственным национальным интересам, вынуждена была поддержать масштабные антироссийские санкции (хотя и с некоторыми оговорками).

Сказанное про Европу в значительной мере относится к таким оккупированным военными США странам как Япония и Южная Корея. Даже среди англосаксонских “младших братьев” Соединенных Штатов многие с опаской посматривают на Вашингтон. Недаром британского премьер-министра не раз называли “американским пуделем”.

Но и в странах третьего мира опасение американских санкций настолько велико, что вопреки очевидной выгоде и здравому смыслу они не решаются жить так, как должно суверенным странам (даже очень мощным и влиятельным, в том числе, входящим в “Большую двадцатку”). Сам не раз слышал от их политиков об угрозах “если что” отыграться на их детях (тех, кто учится, например, где-нибудь в странах НАТО), или “порушить семейный бизнес”, а то и устроить против “отступников” госпереворот). К тому же, даже когда высшее руководство крупнейших мировых держав открыто демонстрирует стремление к масштабному партнёрству с Москвой, частный бизнес всё равно с большой опаской оглядывается на безжалостных и вездесущих вашингтонских жандармов.

Даже опасность потенциального перерастания нынешней опаснейшей конфронтации “коллективного Запада” (автор предпочитает именовать их странами исторического заката или “закатниками”) с Россией в Третью Мировую войну с фатальным исходом для всего Человечества, не в состоянии перебить страх от вполне конкретных рестрикций или иных “наказаний” со стороны американских держиморд. Иными словами, именно страх является теперь, пожалуй, главным инструментом реализации внешней политики США и, зачастую, ведущим видом мотивации очень многих субъектов международного права.

При этом нас-то в подобном смысле практически никто не боится, не без оснований сознательно (или подсознательно) рассчитывая на российскую порядочность, цивилизованность, приверженность к общепринятым нормам международного права. Причём, российские действия в рамках СВО (вопреки усилиям заокеанской Империи лжи) лишь подтвердили данную убеждённость. Сам не раз слышал от зарубежных коллег изумление по поводу того, что “русские не стёрли Украину с лица земли в первые дни” после ввода наших войск на территорию бывшей УССР. Хотя технически могли это сделать очень быстро.

Причём мне лично до сих пор чуть ли не ежедневно приходится объяснять иностранцам, что мы с украинцами не воюем и никого не завоёвываем, что наши цели: безопасность самой РФ, её граждан (включая миллионы этнических украинцев), защита наших зарубежных соотечественников от неонацистов, демилитаризация тех, кто решил победить Россию на поле боя. В этом смысле речь не о войне в классическом понимании данного слова, а именно о специальной военной операции. Да и в целом, наши вооруженные силы (в отличие от янки в Японии, Корее, Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и т.д.) максимально стремятся к соблюдению Устава ООН, всех международных конвенций, участниками которых является РФ, законов и обычаев войны.

Но такого рода позиция, увы, порождает у недалёких или непорядочных политиков искушение спекулировать на российской приверженности морали и праву. Отсюда, думаю, проистекают, в частности, недавние действия некоторых наших соседей, которые формально не относятся нами к недружественным странам. Но сие вовсе не означает, что официальная Москва постоянно должна и будет делать вид, что не видит такого рода “неспортивного поведения”.

В заключение хочу сказать, что автор вовсе не предлагает с помощью реально имеющихся у нас сил и средств погрузить своих недругов в атмосферу реального животного ужаса перед российской мощью и решимостью наказать любого без оглядки на общепринятые нормы международного права. Однако кто сказал, что в пределах международного права мы не имеем дополнительных возможностей должным образом отвечать нашим обидчикам, особенно тем, для кого страх и сила остаётся ключевым аргументом?!

Статьи

КОНСПЕКТ ЗАЯВЛЕНИЯ КОНСПЕКТ ЗАЯВЛЕНИЯ
КОГДА? КОГДА?
СТРАХ СТРАХ
РУГАТЬ ЛИ ЗАПАД? РУГАТЬ ЛИ ЗАПАД?
ОБРАЩЕНИЕ К ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИМ ТОВАРИЩАМ ОБРАЩЕНИЕ К ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИМ ТОВАРИЩАМ
Все статьи

Хроника

ФОРУМ СОСТОЯЛСЯ!  21 февраля с.г. в начале пленарного заседания Совета Федерации сенатор А. Климов ознакомил коллег-с
ДВИЖЕНИЕ СОЗДАНО, ПОСТКОМ УТВЕРЖДЁН 16 февраля 2024 г. в Москве Международный учредительный форум официально объявил о создании нового
ЛЕКЦИЯ СЕНАТОРА 2 февраля 2024 г. по приглашению Всероссийского общества "Знание" сенатор, доктор экономических нау
Вся хроника