ГлавнаяСтатьи › АНДРЕЙ КЛИМОВ: «Россия – ЕС – движение медленное, но в верном направлении»

АНДРЕЙ КЛИМОВ: «Россия – ЕС – движение медленное, но в верном направлении»

Сопредседатель Комитета парламентского сотрудничества Россия-Евросоюз, зампред Комитета по международным делам Госдумы России Андрей КЛИМОВ дал интервью для сайта P&S (www.ruseu.ru) в котором рассказал о своих впечатлениях после серии встреч и дискуссий в Брюсселе, Париже и Страсбурге, состоявшихся на исходе 2010 года.

P&S – Андрей Аркадьевич, начнем с того, что 7 декабря Вы были участником саммита Россия-ЕС, состоявшегося в Брюсселе. Это далеко не первая встреча на высшем уровне между Россией и Европейским союзом в которой Вы участвовали. В чем ее особенность, чем запомнились Вам брюссельские переговоры президента Д.Медведева с руководством Евросоюза?


Г-н КЛИМОВ – Для начала хотел бы напомнить, что на основании действующего Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским союзом (СПС) мы условились каждые полгода проводить наши совместные саммиты. Это было вызвано тем, что в прежние годы каждые шесть месяцев менялся председатель Совета ЕС. Им был руководитель одной из стран-членов Евросоюза. Теперь, после вступления в силу Лиссабонского соглашения у ЕС появился свой постоянный председатель Совета («президент» ЕС) и все саммиты на территории и ЕС начали проводить не на территории стран-председателей, а в Брюсселе. Впервые в этом «брюссельском» формате прошла и декабрьская встреча президента России Дмитрия Медведева с председателем Совета ЕС, бывшим премьер-министром Бельгии Херман ван Ромпеем и председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу.


Сравнивая прежние саммиты с новым, пост-лиссабонским должен отметить с одной стороны его гораздо более очевидный рабочий характер (почти восемь часов непрерывных переговоров), а с другой – бросающееся в глаза отсутствие четкого распределения ролей между двумя лидерами ЕС. Они, конечно, старались проводить единую линию, но очевидно, что за спиной г-на Ромпея и Баррозу работали разные группы специалистов. К тому же функции нового поста – постоянного председателя Совета ЕС, видимо, еще не успели (в отличие от председателя Еврокомиссии) укорениться в сознании даже европейской политической элиты.


Помимо нового формата традиционных саммитов декабрьская (2010) встреча лидеров в Брюсселе была ознаменована, по крайней мере, еще двумя важными обстоятельствами:


Во-первых, «на полях саммита» был подписан меморандум о поддержке ЕС членства России во Всемирной торговой организации (ВТО). Участники саммита выразили надежду, что 2011 год станет годом вступления нашей страны в эту международную организацию, а значит, в торгово-экономическом сотрудничестве на огромном пространстве от Атлантики до Тихого океана появятся новые масштабные перспективы.


Во-вторых, накануне саммита был подписан гибкий (rolling) план действий по новому партнерству для модернизации между РФ и ЕС. Идея партнерства была впервые сформулирована год назад. Как сказал мне тогда г-н Баррозу, это был «европейский ответ на предложения президента Медведева о модернизации России».


Как и ранее, на брюссельском саммите был рассмотрен очень широкий круг текущих вопросов: от проблем преодоления последствий мирового финансового кризиса, до положения дел в горячих точках планеты.


С российской стороны в очередной раз был сделан особый акцент на необходимость отмены виз и предложений по укреплению европейской безопасности. Наши партнеры из ЕС скороговоркой напомнили о необходимости развития гражданского общества в России, защиты прав человека и верховенства закона. Но относительно конкретных вопросов по поводу виз и европейской безопасности ограничились расплывчатыми обещаниями постепенно двигаться в этом правильном направлении.


Естественно не обошли и тему нового базового соглашения между ЕС и Россией, проект которого находится пока в руках экспертов обеих сторон. В любом случае было очевидно, что без стратегического партнерства России и ЕС в современном мире не обойтись.


P&S – Буквально через несколько дней после брюссельского саммита (12-13 декабря) Вы провели заседание российского европейского парламентского клуба в Париже. Это уже второе парижское заседание Евроклуба. Почему опять Париж?

Г-н КЛИМОВ - Российский парламентский Европейский клуб был основан депутатами Государственной думы третьего созыва десять лет назад. В настоящее время его президентом является председатель Комитета по международным делам Госдумы Константин Косачев, а ваш покорный слуга – председателем правления Клуба. Все эти годы мы проводили заседания, как в России, так и за ее пределами. Нынешняя встреча в Париже была второй. Первая состоялась полтора года назад и была посвящена, между прочим, презентации сайта P&S.


Декабрьское выездное заседание 2010 года было приурочено к окончанию года России во Франции. Кроме того, мы решили по горячим следам обсудить итоги саммита Россия ЕС, а также вопрос о том, что могут совместно сделать Россия и ЕС для Африки. В этой связи напомню, что в текущем году мир отмечает пятидесятилетие освобождения Африки от колониализма. Разумеется, ни для кого не секрет, что именно через Париж проходят многочисленные нити связи между Африкой и Европой.


Должен отметить, что наш второй парижский форум вызвал большой интерес не только во Франции. Среди выступающих на нем гостей был, например, председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы г-н Мевлют Чавушоглу. Всего же тех, кто посетил наши дискуссии в здании Национальной ассамблеи Франции и резиденции посла РФ в Париже, побывало боле сотни видных политиков, экспертов и деловых людей из двух десятков стран мира. Там же мы приняли в почетные члены Евроклуба новых участников. Среди них уже упомянутый мной г-н М.Чавушоглу, Эдит Крессон (экс-премьер-министр Франции), Тьерри Мариани (министр транспорта Франции), Адриан Северин (депутат Европарламента – докладчик по России, экс-председатель ПА ОБСЕ).


P&S – Как известно прямо из французской столицы Вы переместились в Страсбург, где 15-16 декабря приняли участие в пленарном заседании Комитета парламентского сотрудничества Россия-ЕС (КПС). Какие вопросы там рассматривали и какие решения принимали?


Г-н КЛИМОВ – КПС был образован на основе СПС и является единственным совместным органом Федерального собрания России и Европарламента. Обычно наши пленарные заседания проходят в Брюсселе, но еще в начале 2010 года мы договорились о том, что на этот раз будем работать в Страсбурге, именно там проходит большинство сессий Европарламента. Кроме всего прочего, в Страсбурге расположена столица Совета Европы (полноправным членом которой, в отличие от ЕС, является Россия).


На повестке дня было три плановых вопроса. Во-первых, мы с «парламентского угла» решили подвести первые итоги работы Партнерства для модернизации между РФ и ЕС. Во-вторых, еще весной была договоренность о встрече в рамках КПС евродепутатов с уполномоченным по правам человека в России Владимиром Лукиным. Кстати г-н Лукин был в свое время первым сопредседателем КПС. Наконец, впервые за несколько лет, мы договорились принять совместное развернутое заявление по итогам собственной депутатской работы.


Хотя реализовать все это (особенно последний пункт) было делом непростым, к счастью весь наш план оказался успешно выполнен. В частности совместное заявление от имени КПС было принято практически единогласно. В этом документе мы одобрили работу партнерства Россия-ЕС, приняли сбалансированную оценку в сфере прав человека, гражданского общества и визовой политики, приветствовали новый этап отношений России и НАТО и акцентировали внимание на российских предложениях по европейской безопасности, предложили активизировать работу в сфере молодежных обменов (включая форумы молодых депутатов РФ и ЕС). Наконец, анализируя состояние дел в сфере науки, образования и культурного сотрудничества предложили властям ЕС и РФ изучить возможность запуска Партнерства в сфере культуры, как общей платформы продвижения европейской культурной интеграции в самом широком смысле.


P&S – Очевидно, что партнерство по культуре между ЕС и Россией – это новая идея, которую подают исполнительным властям представители власти законодательной. В чем ее суть?


Г-н КЛИМОВ – Партнерство – это особая форма сотрудничества между государствами. Первое партнерство, в которое вошли страны ЕС и Россия называется «Северное измерение». Оно было в свое время инициировано Финляндией. Впоследствии, кроме стран ЕС к данному партнерству подключились северные европейские страны не входящие в Евросоюз: Россия, Норвегия и Исландия. Данное партнерство имеет собственную программу и совместный финансовый фонд. «Северное измерение» решает вопросы сотрудничества в различных сферах в североевропейском регионе. Еще об одном, только что созданном партнерстве для целей модернизации я только что говорил.


В настоящее время сотрудничество в сфере культуры между нашими странами проходит главным образом в рамках двусторонних контактов (например, Россия-Франция) или в рамках более обширных программ. Так, программа партнерства в области институционального развития (IBPP) содержит подпрограмму поддержки инициатив сотрудничества в области культуры и является частью Программы сотрудничества ЕС и России. Она разработана с целью поддержки гражданских инициатив в области культуры. В 2007 году были созданы Совместная рабочая группа ЕС-Россия по сотрудничеству в области культуры и Постоянный совет партнерства по культуре.


Как сказано в официальных документах «Эти проекты позволят привлечь внимание к некоторым из тех идей, принципов и ценностей, которые лежат в основе развития отношений между Европейским Союзом и Россией, - таким как культурное и лингвистическое разнообразие, свобода творческого выражения деятелей культуры, творцов, обычных граждан и общества в целом. Россия и ЕС, обладающие богатейшим культурным и интеллектуальным потенциалом, проявляют огромный интерес к культурной жизни друг друга. Наши новые совместные проекты вносят свой вклад в создание единой Европы как динамичного общего пространства между Россией и ЕС, в рамках которого важную консолидирующую роль играют культурные обмены на основе равноправного партнерства и взаимного интереса».


Между тем, речь до сих пор скорее шла, о некой серии проектов, чем об отдельном партнерстве, понимаемом как особая институция (такая как упомянутое «Северное измерение»). В то же время европейская культура сама по себе неделима и существовала задолго до ЕС, Совета Европы и многих других современных международных объединений. Находясь в основе европейской цивилизации, ее культурная составляющая была и остается естественным интегрирующим фактором. Наряду с экономической кооперацией и финансовыми связями фактор общей европейской культуры может и должен органично способствовать построению Европы без разделительных линий.


Именно поэтому парламентарии России и Евросоюза в своем совместном заявлении от имени КПС единогласно предложили подумать обеим сторонам о выделении сотрудничества в сфере культуры в отдельное партнерство. Это, думаю, могло бы способствовать в частности, участию российских городов в известном конкурсе «Культурная столица Европы», который проводится среди стран членов ЕС с 1985 года, других масштабных проектах на пространстве от Лиссабона до Владивостока.


P&S - КПС существует на основе Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией. В случае подписания нового соглашения, какова будет судьба вашего совместного комитета?


Г-н КЛИМОВ – Новое соглашение, назовем его для краткости СПС-2, задумывается как более емкий документ. Это не будет простым обновлением текста предшествующего СПС. В то же время есть положения, которые было бы нежелательно «забыть» в новом документе. Среди них, думаю и статья, посвященная нашему комитету.


Дело в том, что парламенты России и ЕС это самостоятельные ветви власти, и они сами по себе выполняют важную функцию для каждой из сторон. Таким образом, существующий КПС непосредственно связывает обе эти парламентские ветви, помогает координации депутатских усилий, направленных на партнерство и сотрудничество России и Евросоюза. За более чем десятилетний период деятельности КПС уже зарекомендовал себя как уникальный инструмент такого рода партнерства.


По предложению российской стороны, высказанному на экспертном уровне в процессе переговоров по СПС-2, положение о КПС предполагается оставить и в новом базовом соглашении между нами. В свою очередь еще в прошлом году, рассматривая ход переговоров по СПС-2, парламентарии России и Евросоюза единодушно поддержали такого рода необходимость. Надеюсь, что соответствующая статья о КПС будет сохранена и в СПС-2.


P&S – Дело с отменой виз между Российской Федерацией и Евросоюзом движется медленно. В чем там проблема и каковы перспективы этого движения?


Г-н КЛИМОВ - На мой взгляд, в ЕС нет консолидированного мнения по вопросу отмены визового режима с Россией. Москва уже несколько лет заявляет, что готова на взаимной основе отменить визовые барьеры для краткосрочных поездок граждан России и ЕС друг к другу. Мы даже передали Брюсселю проект договора на этот счет. Но лидеры Евросоюза предпочитают уклоняться от вразумительного ответа. Конечно, в этом деле есть немало проблем технического характера, но все они вполне преодолимы. Не хватает политической воли со стороны наших партнеров в ЕС и велико еще влияние там политиков-русофобов.
Именно эти дамы и господа распространяют небылицы о толпах бандитов и проституток, нелегальных рабочих и прочих нежелательных элементов которые якобы рвутся из России в Евросоюз. Есть еще и страшилка о некой террористической угрозе с Востока. Но вот в чем незадача – государство Израиль, который куда меньше Евросоюза и где вопросы национальной безопасности всегда были на первом месте, уже открыл свои границы для безвизовых поездок россиян.


Есть у Брюсселя и еще одно «объяснение». Почему, мол, Россия, которая не рвется в Евросоюз, может получить безвизовый режим раньше тех стран, которые туда стремятся? Вопрос этот трудно назвать серьезным. Во-первых, многие страны мира, которые не рвутся в ЕС, давно имеют туда безвизовый въезд (например, Швейцария или США). Во-вторых, зачем путать отношения России и ЕС с отношениями ЕС к третьим странам? Не мы же в России мешаем или способствуем безвизовым обменам с ними Брюсселя. Кстати, среди таких стран, например, Украина. У нас с ней безвизовый режим. С Турцией у России тоже нет особых проблем с визами. А как они будут решать свои дела с Брюсселем – дело этих суверенных государств.


К сожалению, некоторые европейские политики пытаются сделать из виз некий инструмент давления на Россию, своеобразное «визовое оружие». Но это оружие может оказаться обоюдоострым.


P&S – Говорят, что «на полях» заседания КПС состоялись ваши контакты с коллегами из Европейской народной партией (ЕНП), которая имеет большинство в Европарламента. Если не секрет, о чем говорили?


Г-н КЛИМОВ – Партия Единая Россия, членом которой я являюсь, давно определила ЕНП в качестве своего естественного партнера в Европейском союзе. Лидеры обеих партий не раз встречались, нас приглашали на съезды ЕНП, мы хорошо знакомы с депутатами от ЕНП в Европарламенте. В то же время в ЕНП хватает тех, кто пытается вести двойную политику. Нам улыбаются, а за спиной говорят и делают совсем не то, что обещают, глядя в глаза.


Подобное отношение трудно назвать нормальным. Поэтому мы договорились о создании контактной группы между фракцией ЕР и ЕНП, а также о формировании целевых рабочих групп по наиболее важным вопросам нашего сотрудничества. Надеюсь, что подобный подход сделает отношения двух центристских европейских политических организаций более продуктивными.


P&S – Когда Вы приехали в Страсбург многие СМИ писали о том, что российская делегация будто бы была послана туда только для того, чтобы помешать евродепутатам принять скандальную поправку по так называемому делу Магнитского. А что было в действительности?


Г-н КЛИМОВ – Это ложь, запущенная профессиональными русофобами. Поездку в Страсбург мы с евродепутатами запланировали еще в начале 2010 года, когда ни о каких «поправках по делу Магнитского» никто в Европарламент не вносил. Наоборот, думаю, с учетом нашего приезда кое-кто в ноябре специально спланировал данную пропагандистскую акцию в Страсбурге.


Два слова по существу проблемы. Бухгалтер Сергей Магнитский, которого на Западе упорно называют юристом, умер в российском следственном изоляторе, где находился в качестве обвиняемого по делу об уклонении от уплаты налогов. В России этот случай стал предметом расследования, которое взял на контроль сам президент Д.Медведев. В связи с этим случаем были отстранены от должности многие должностные лица, а мы в Госдуме внесли изменения в российские законы, чтобы не допустить подобных трагических инцидентов в будущем.


В то же время иностранные хозяева г-на Магницкого, которых также подозревают в финансовых махинациях в России, пытаются представить погибшего в тюрьме бухгалтера, как невинную жертву произвола российских властей и в ответ предлагают без суда и следствия наказать 60 российских официальных лиц, якобы повинных в смерти г-на Магницкого. Некоторые евродепутаты подхватили этот сомнительный список и внесли его на рассмотрение Европарламента. Пришлось разъяснить коллегам, что такой подход не имеет ничего общего ни с презумпцией невиновности, ни с верховенством закона, ни с независимостью суда от давления извне.


Евродепутаты с нами согласились. В результате авторы сами изменили свою поправку на более умеренную. Но и эта «смягченная» версия не получила единогласного одобрения. За ее принятие проголосовало менее половины от общего числа депутатов Европейского парламента.


Кстати сказать, на пленарных заседаниях КПС в Страсбурге нас, членов российской делегации, о Магницком и его деле никто не спрашивал. Не спрашивали об этом и прибывшего с нами уполномоченного по правам человека в России г-на Лукина. Не задавала мне подобных вопросов и депутатша, инициировавшая всю эту шумную акцию.


P&S – Какие планы у КПС на 2011 год?


Г-н КЛИМОВ – Наступающий год будет годом выборов в Госдуму шестого созыва. Поэтому все наши планы ограничиваются периодом до старта предвыборной гонки в России. Тем не менее, мы наметили четыре встречи: в марте – в Брюсселе, в апреле – в Астрахани, в мае – в Сочи и в начале сентября в Варшаве (Польша с 1 июля 2011 станет страной-председателем ЕС). Есть и перечень тем, среди которых как традиционная проблематика, так и новые сюжеты, такие как спорт и молодежная политика. Наверняка к марту 2011 года появятся дополнительные вопросы, которые мы предварительно рассмотрим на бюро КПС.


P&S – Обычно Вы не ограничиваете работу на европейском направлении только встречами по линии КПС, сохраните ли эту традицию в 2011 году?


Г-н КЛИМОВ – Разумеется, КПС не может охватить всю сферу отношений по линии ЕС-РФ. Так, в рамках Европейского клуба есть предложение совместно с Европейским международным движением (EMI) обсудить ход работы Партнерства для модернизации. Мы планируем сделать это в конце февраля. Выездное заседание Клуба намечено на начало лета в ФРГ. Это будет первое заседание в истории российского парламентского клуба в Германии. Возможно, мы посетим и Италию, поскольку будущий год объявлен годом России в этой стране. Есть планы продолжить практику презентации российских регионов в странах ЕС. Надеемся в этих и других проектах на помощь и поддержку сайта P&S!

""

Статьи

ТАКОЙ “СТАНДАРТ” НАМ НЕ НУЖЕН ТАКОЙ “СТАНДАРТ” НАМ НЕ НУЖЕН
КОНСПЕКТ ЗАЯВЛЕНИЯ КОНСПЕКТ ЗАЯВЛЕНИЯ
КОГДА? КОГДА?
СТРАХ СТРАХ
РУГАТЬ ЛИ ЗАПАД? РУГАТЬ ЛИ ЗАПАД?
Все статьи

Хроника

ЕВРАЗИЙСКИЙ ДИАЛОГ В конце мая в Перми, у географической границы Европы и Азии состоялся уже 2-й межцивилизационный диа
БУРНЫЙ АПРЕЛЬ Завершающийся апрель стал для сенатора А. Климова насыщенным многими значимыми событиями:
К ЮБИЛЕЮ КАНТА 9 апреля сенатор А. Климов провёл брифинг по итогам проведённых 4-6 апреля в Калининграде, в рамках
Вся хроника