ГлавнаяСтатьи › 15 лет спустя

15 лет спустя

На минувшей неделе руководители Архангельской области и Ненецкого автономного округа подписали меморандум об объединении своих регионов. Это сообщение напомнило события, в которых автору довелось принять самое непосредственное участие. В 1999 г. я баллотировался на выборах в Государственную Думу по одномандатному Коми-Пермяцкому избирательному округу, который после 1990 г. стал самостоятельным субъектом новой России.

Возникший на волне «парада суверенитетов» Коми-Пермяцкий автономный округ (КПАО) получил все формальные атрибуты самостоятельного региона, но оказалось — мало иметь статус «субъекта». Вскоре Пермская область (из которой КПАО «вышел»), несмотря на «лихие девяностые», закрепилась в первой десятке регионов страны, а автономный округ завис в конце списка из 89 субъектов РФ. Разница была столь ощутимой, что жители автономии буквально на каждой предвыборной встрече давали мне наказы «обязательно воссоединиться с областью». Несмотря на острую конкуренцию (соперники в основном ратовали за раздельную жизнь с Пермской областью), автор получил 62% голосов (из которых около 2/3 были от этнических коми-пермяков). Аналогичные наказы спустя год получил и Ю. Трутнев, мэр Перми, баллотировавшийся в 2000 г. на пост губернатора Пермской области.

Однако на тот момент в России не было ни опыта объединения регионов, ни нормативной базы. Единственное, что мы имели, — п.2 ст. 65 Конституции РФ: «принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляется в порядке, установленном федеральным конституционным законом».

Мощным сигналом к началу укрупнения регионов, усилению интеграционных тенденций стал указ В. Путина «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе», вышедший ровно двадцать лет назад — в мае 2000 г. Документ распределял 89 субъектов Федерации по 7 федеральным округам. На этом фоне спустя год появился и предусмотренный Конституцией РФ «рамочный» ФКЗ «О порядке принятия в РФ и образование в ее составе нового субъекта РФ» (от 17 декабря 2001 г.).

В тот период автор работал в составе думского Комитета по региональной политике и вместе с коллегами трудился над принятием названного ФКЗ и возможными вариантами укрупнения субъектов РФ. Их в ту пору хватало. Не вдаваясь в детали, скажу, что среди самых радикальных было предложение вообще отказаться от федерализма и разделить Россию по образцу царской империи на два – три десятка губерний (без учета каких‑либо национальных особенностей). Более разумные варианты предполагали в конечном счете сократить число субъектов Федерации до 70–75. В любом случае большинству аналитиков было понятно, что 89 автономных и равноправных объектов управления многовато даже для огромной России (в США 50 штатов; в Индии – 29 + 7 отдельных территорий; в Бразилии — 26; в ФРГ – 26 земель; в Австралии 6 штатов + 3 материковые территории и т. д.).

К моменту вступления в силу «объединительного» ФКЗ выявилось сразу несколько российских регионов, где люди были готовы к объединению «хоть завтра». В то же время власти понимали, что такого рода процесс требовал серьезной, многосторонней подготовки и определенного переходного периода. При этом решающее значение должен был иметь референдум по каждому из объединяемых субъектов. В Пермской области и Коми-Пермяцком автономном округе такие референдумы прошли в декабре 2003 г. Несмотря на усилия скептиков, скрытых и явных противников интеграции двух соседних территорий, аргументы сторонников объединения взяли верх.

Решающее значение тогда, несомненно, сыграли рабочая поездка В. Путина в Пермь и Кудымкар (октябрь 2003 г.) и его указ «О мерах по социально-экономическому развитию Коми-Пермяцкого автономного округа и Пермской области» (3 ноября 2003 г.). В итоге референдума 7 декабря 2003 г. в Пермской области за создание объединенного края отдали голоса 83,8% (явка 62%), а в КПАО — 89,69% (явка 64%). На этой основе Федеральное Собрание РФ приняло специальный закон об образовании Пермского края (25.03.2004, N1-ФКЗ), и с 1 декабря 2005 г. в России появился новый регион, а общее число субъектов Федерации сократилось до 88. Таким образом, первый в истории новой России процесс образования субъекта Федерации (включая переходный период) занял около 3 лет.

В последующем наш пермский опыт помог дать жизнь еще нескольким укрупненным субъектам. В результате число регионов сократилось к 2008 г. до 83. Кстати, Республика Крым и Севастополь вошли в состав России на основе того же «рамочного» ФКЗ 2001 г., первенцем которого стал пятнадцать лет назад мой Пермский край.

Думаю, что процесс разумной интеграции путем укрепления ряда российских регионов продолжился бы и вскоре после 2008 г., но не будем забывать, что именно тогда наша страна попала под удар глобального финансово-экономического кризиса. Кроме того, опыт уже сформированных в РФ новых субъектов требовал определенного осмысления. Наконец, сама Россия в 2013 г. вступила в процесс более глубокой интеграции внутри СНГ – возник сначала Таможенный, а затем и Евразийский экономический союз.

Однако реалии 21 века – века всеобщей глобализации и масштабной интеграции, а также объективные законы управления большими социально-экономическими системами (ими в любом случае являются регионы РФ) требовали возвращения к приостановленному объединительному процессу. Не даром еще четыре года назад Председатель Совета Федерации В. Матвиенко вернулась к теме административного устройства РФ: «Я не готова и не вправе высказывать какие‑то предложения, как переустроить территориальную карту России для эффективного экономического развития», — заявила Валентина Ивановна 27 апреля 2016 г., имея в виду, что для таких изменений необходимо получить согласие населения этих территорий. Однако обратила внимание на то, что тема укрупнения регионов, «витает в воздухе и неоднократно в разных форматах обсуждалась».

Следуя примеру руководителя нашей палаты, не буду прогнозировать исход объединительного процесса, возобновившегося на северо-западе европейской России, – все будут решать люди, его жители. Но мне лично кажется, что появление в отечественной Арктической зоне объединенного, мощного субъекта Федерации имело бы значение, далеко выходящее за его сугубо региональное пространство. Северный Ледовитый океан — это теперь, пожалуй, самый перспективный ареал глобального развития. Там подо льдами и водами огромные природные кладовые, а вдоль побережья объединяемых субъектов все более значимый Северный морской путь. Однако дождемся референдума. Мы же, пермяки, готовимся отметить собственную дату – 15-й день рождения Пермского края!

P.S.: уже через пять лет после создания Пермского края были решены практически все задачи социально-экономического развития, поставленные перед его провозглашением. Сегодня особая административная единица края – Коми-Пермяцкий округ — имеет значительно более высокий уровень жизни, и при этом народ древней Пармы не только сохраняет свой национальный язык, традиции, но и преумножает культурное наследие предков Перми Великой.

p

Статьи

МАЯКИ ПАМЯТИ МАЯКИ ПАМЯТИ
ВЛАСТЬ И ВОЗРАСТ ВЛАСТЬ И ВОЗРАСТ
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ
ОБЩЕЕ ДЕЛО ОБЩЕЕ ДЕЛО
15 лет спустя 15 лет спустя
Все статьи

Хроника

Третий ежегодный 15 июля председатель Комиссии СФ по защите госсуверенитета Андрей Климов представил на пленарном зас
О пандемии со всем миром 14 июля прошла видео-конференция председателя ЕР, зампреда Совбеза РФ Д. Медведева с членами руковод
Читательская конференция Сенатор Андрей Климов при поддержке Всемирного координационного совета российских соотечественников,
Вся хроника