ГлавнаяСтатьи › Поправка

Поправка

Те, кто далек от парламентской дипломатии, не всегда осознают, чем мы занимаемся. Понятно, скупые строчки новостных лент сводятся обычно к общим словам: сенаторы/депутаты прибыли, заявили, проголосовали, вернулись. Между тем в нынешней парламентской дипломатии драматургии хватит не на один роман. Здесь есть все, кроме, пожалуй, перестрелок. Хотя под обстрелами нам с коллегами в загранкомандировках бывать приходилось. Впрочем, речь не об этом.

Об МПС. Межпарламентский союз оказался единственной жизнеспособной глобальной политической организацией, сохранившейся с конца 19-го века. Сегодня МПС объединяет 178 парламентов и 12 международных организаций, со штаб-квартирой в Швейцарии. Кроме Женевы его ассамблеи проходят по всему миру.

Россия начала сотрудничать с МПС еще при Николае Романове (с 1906). Дважды (1998 и 2017) мы принимали МПС в РФ. А вот «богатейшие в мире» США были исключены из глобальной парламентской семьи еще в 2003 г. «за неуплату взносов»(!).

Четыре года назад. Справедливости ради отмечу, что при царе, в советские времена и до недавнего времени Российская Федерация не придавала особого значения МПС. Общественное внимание было по разным причинам сосредоточено на том, что происходит в более локальных структурах (ПАСЕ, ПА ОБСЕ и др.). Но по мере того как нынешнее руководство возвращало Отечество на авансцену мировой политики, с появлением новых структур (БРИКС, G-20, ШОС и др.) ситуация стала меняться, и в 2014 г. наступил переломный момент.

Тогда автору выпала честь возглавлять нашу небольшую еще делегацию на очередной — женевской Ассамблее МПС. По мере того как приближалось начало пленарного заседания, в мире лавинообразно нарастало геополитическое напряжение – жители Крыма готовились к мартовскому волеизъявлению о независимости.

В Женеву мы прибыли непосредственно в день референдума (16.03.2014), когда на подконтрольных Западу телеканалах и новостных лентах пестрили материалы агрессивной антироссийской направленности. За сутки до начала Ассамблеи Украина и Канада в качестве чрезвычайного вопроса повестки вбросили проект злобной резолюции. Основанный на лжи и подтасовках антироссийский текст должен был в лице МПС заручиться одобрением «мирового сообщества».

Наша задача — менее чем за сутки остановить эту провокацию. Дело было в выходные, и до голосования оставались часы. К слову, далеко не все (даже наши дипломаты и чиновники) верили в успех. Но отступать было некуда. Мы рассчитывали лишь на то, что оппоненты не смогут набрать для включения в повестку 2/3 голосов делегатов.

Не буду рассказывать все, что пришлось испытать. Главное — удалось заручиться поддержкой делегаций стран БРИКС и других союзников со всех континентов. Выступая с трибуны Ассамблеи, предложил ее делегатам не спешить с выводами на основе слухов и сплетен, не поддаваться пропаганде, а собрать комиссию и сначала проверить изложенные в пасквиле обвинения (никакой комиссии потом так и не собирали). По регламенту у меня было до 5 минут. Сотни людей из полутора сотен стран думали, как им голосовать. Прозападная массовка шипела, улюлюкала. Тщетно. Потом против нас выступили сразу двое от Украины. Но в итоге голосования они не набрали необходимое большинство, и антироссийская затея провалилась. В тот же день коллеги избрали меня членом Бюро Постоянного комитета по миру и международной безопасности (Первый комитет). С тех пор уровень российской делегации на МПС стал наконец‑то повышаться, и в октябре 2016 г. ее возглавила уже председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко. Именно тогда (несмотря на противостояние русофобов) удалось принять решение МПС о проведении Ассамблеи в Петербурге.

Год назад. Российская активность на площадке МПС повысилась не только за счет роста уровня представительства. До недавнего времени ни Российская империя, ни СССР, ни РФ не предлагали принять резолюции, подготовленные Москвой. Первую попытку мы предприняли в 2016 г., когда на Ассамблее в Лусаке смогли пробить через Первый комитет подготовку документа о роли парламентариев в предотвращении вмешательства в дела суверенных государств.

По правилам МПС подобные решения принимаются заблаговременно, поэтому на «доводку» текста (от РФ его представлял К.И. Косачев) ушло около года. Заключительную работу по поправкам и принятие документа приурочили к 136-й Ассамблее в Бангладеш (апрель, 2017). Итоговый текст носил компромиссный характер, но и это не остановило извечных оппонентов. После того как стало очевидно, что документ можно выносить на пленарку, разразился скандал – от имени «группы 12+» (страны Запада и примкнувшая к ним Украина) Первому комитету было предложено отклонить уже согласованную резолюцию.

В ход пошла даже низкопробная провокация – фальсификация заявления в TWITTER одного из российских коллег (похоже не обошлось без иностранных спецслужб). На основании наглого информационного вброса была попытка вновь поднять и вопрос о бойкоте питерской Ассамблеи МПС, до которой оставалось 5 месяцев. Замечу, все ради одного – избежать осуждения МПС сложившейся на Западе практики вмешиваться во внутренние дела суверенных государств под видом «гуманитарных интервенций», поддержки «права на восстание» для их последователей и незаконной смены власти (как на Украине в 2014).

И вновь ставка на раскол мирового сообщества по блоковому принципу времен Холодной войны не удалась благодаря взаимовыручке стран БРИКС и наших союзников (в т. ч. в континентальной Европе). На итоговом голосовании зал заседания Комитета был забит до отказа. Многие стояли в проходах, везде поблескивали объективы фото и видеокамер. Мир ждал сенсации, и она произошла. Но не та, которую готовили русофобы. За нашу инициативу в ее компромиссном варианте проголосовало более чем вдвое (при необходимом простом большинстве). На пленарном заседании поддержка была абсолютной (только несколько стран-участников провокации сделали вид, что их нет в зале голосований).

Пять месяцев назад. О 137-й Ассамблее МПС сказано не мало, и это справедливо. Петербург в октябре 2017 г. по праву стал мировой столицей парламентской дипломатии. Там был поставлен абсолютный рекорд МПС и по числу стран, и по уровню делегаций. Саму Ассамблею открыл Президент РФ В.В. Путин. Манкировали глобальный форум лишь парламентарии нескольких малозаметных стран, да депутаты украинской Рады. Кстати, именно на этом форуме ваш покорный слуга доложил о том, что Совет Федерации в соответствии с духом и буквой бангладешской резолюции образовал сенаторскую комиссию по предотвращению вмешательства во внутренние дела России, и обещал отчитаться о ее работе уже на очередной Ассамблее МПС.

Самое время перейти непосредственно к теме, которая несколько дней назад оказалась в эпицентре бурных событий женевской Ассамблеи. Мало найдется в мире людей, не понимающих, что в числе основных причин конфликтов и войн лежит дефицит взаимопонимания и доверия между людьми разных национальностей и вероисповеданий. Отсюда вывод – без прямого и уважительного диалога между лидерами наций и основных религиозных групп мир на планете не может быть постоянным, а развитие человечества устойчивым.

Идея не новая, но именно в Петербурге В.И. Матвиенко выступила с предложением от имени МПС обратиться в ООН для организации всемирной конференции с участием глав государств, парламентов, религиозных конфессий. Это предложение вошло в единогласно принятую Петербургскую декларацию МПС по содействию культурному плюрализму и миру через межрелигиозный и межэтнический диалог. Однако одно дело — декларация, хотя бы и письменная, другое — официальная резолюция МПС с прямым указанием об обращении в ООН по данному поводу. Но готовить подобный документ в рамках самой петербургской программы было уже невозможно, а предлагать специальную резолюцию значило потерять по меньшей мере год-два.

Решили воспользоваться текстом уже принятой к рассмотрению в марте 2018 г. в Женеве резолюции МПС — «Сохранение мира как средство достижения устойчивого развития». Здесь Первый комитет также был головным. Сказано – сделано. Действительно, трудно представить устойчивое развитие цивилизации без сохранения мира, но не менее сложно вообразить устойчивый мир без уважительного диалога между людьми разных этнических групп и религий. Коллеги поручили мне как члену Бюро реализовать это решение.

24 марта. Пока Россия готовила мирные инициативы на благо и во имя всей цивилизации, сторонники однополярного мира с центром в Вашингтоне не сидели сложа руки. Когда мы летели из Москву в Женеву, уже было известно, что вслед за Великобританией решение о высылке наших дипломатов приняли США, а также с десяток их ближайших союзников и младших партнеров (все это под бездоказательным предлогом некого кремлевского следа в отравлении на британской земле отставного шпиона Скрипаля и его дочери, гражданки РФ).

В такой атмосфере проводить российские поправки было делом далеко не элементарным. Наши друзья из разных делегаций еще в день прилета предупреждали – украинцы с подачи кураторов из «группы 12+» готовят мощную антироссийскую кампанию с целью, во‑первых, имитировать нашу «полную изоляцию», а во‑вторых, на этой основе торпедировать любые инициативы российской делегации. Торпедой назначили украинцев. А ее боеголовкой стал некто Тарасюк (глава их делегации). Во времена СССР означенный Тарасюк был образцом советского человека, членом КПСС, служил за границей (в 1981–1986 г. в ООН в Нью-Йорке!), потом в ЦК КП УССР. Теперь он в Киеве среди апологетов Запада и непримиримых борцов с Москвой.

25 марта. Посредники кукловодов держали своих украинских штурмовиков на унизительно коротком поводке. Лично видел, как членов «незалежной» делегации буквально накачивали указаниями в одном из углов предбанника зала заседаний МПС «офицеры связи» с заокеанскими центрами «противодействия России». Впрочем, Тарасюку и КО не привыкать. В советское время украинских и иных республиканских функционеров похожим образом «брифинговали» товарищи из ЦК КПСС и КГБ СССР. Какая уж тут, прости Господи, демократия. Хотя, пожалуй, нео-либерал-демократы будут пожёстче брежневских и, тем более, горбачевских инструкторов.

Тем временем я получил свои пять минут для выступления в рамках общей дискуссии на Первом комитете. Выполняя данные еще в Питере обязательства, представил коллегам со всех континентов информацию о Ежегодном докладе сенаторской комиссии по предотвращению вмешательства в дела РФ, а заодно мы распространили ее текст, прямо назвав главным мировым нарушителем суверенных прав членов ООН Соединенные Штаты.

Два десятка последовавших за мной иностранных парламентариев не только не опровергли сказанного, но добавили новые факты. В то же время мы подчеркивали – если вмешательство в суверенные дела разрушают мир на планете, то доверительный диалог между народами и религиозными конфессиями мир укрепляет, что непосредственно связано с сутью рассматриваемой Первым Комитетом резолюции.

Тут‑то предсказуемо всплыла украинская соратница Тарасюка – моложавая депутатша Ионова. Не вникая в суть, она заучено декламировала: Россия – агрессор, в Крыму оккупанты, Донбасс — на русских штыках, а посему «любое российское предложение неприемлемо». То есть мы предлагаем миру диалог между людьми разных этносов, культур, языков и религий, а нынешний Киев это безоговорочно отклоняет. Так же как он не уважает право украинских русских говорить на родном языке, как отказывает в уважении к священникам и прихожанам Русской Православной Церкви на Украине, как не желает разговаривать со своими же согражданами – русскоязычными украинцами Донбасса, а ежедневно убивает их.

Итог конфронтационного эпатажа украинской русофобки оказался обратным замыслам ее западных суфлеров: «за» предложение РФ включить в преамбулу резолюции МПС ссылку на Петербургскую декларацию — 16 членов Комитета, против — лишь 6. Остальные уклонились от голосования. Но через час ситуация существенно изменилась. «Группа 12+» к обеду провела необходимую мобилизацию, а часть наших сторонников, увы, разошлась по иным делам. Поэтому вторая (из трех) поправка набрала «за» 11 голосов, и против тоже 11. При равенстве голосов остается текст без нашей поправки. Между прочим, коллеги из других делегаций сообщили, что счетчики из секретариата якобы не учли «всего» один голос. Но «не пойман не вор». Так официальный счёт в неофициальном состязании тех, кто за мир во всем мире, с теми, кто за мир проамериканский, к исходу дня оказался 1:1. А у нас оставалась лишь одна, но ключевая поправка и 10–12 часов, чтобы ее провести в начале следующего дня.

26 марта, 9.00. До начала заседания 30 минут. Зал Комитета еще пуст. Мы с членами российской делегации «сверяем часы»: кто с кем из иностранных коллег успел переговорить, все ли из согласных нас поддержать будут в зале на момент голосования ключевой поправки, что еще могут предпринять оппоненты? Они тем временем экстренно проводили похожую работу – мобилизовывали своих сторонников. Так что к началу заседания зал был на удивление полон. Но надолго ли каждая из сторон сможет удержать нужное число голосующих? Наша поправка имела номер 124 и находилась ближе к концу списка. Днем раньше за три часа Комитет успел рассмотреть 81 поправку. Иными словами, наш вопрос должен быть ближе к обеду, а для некоторых делегатов там «война войной, а обед по расписанию».

26 марта, 11.35. Ко мне подходят коллеги из нескольких стран и вежливо просят не держать на них зла (голосовать за поправку РФ им не позволено, но и выступать против не будут). Одновременно идет активная переписка по SMS с другими членами делегации (они продолжают работу в кулуарах). Важно, чтобы на момент голосования мы больше не потеряли ни одного голоса.

В зале происходит явное усиление украинцев – появляется сам Тарасюк, готовится к выступлению. Я же четвертый раз переписываю свой текст. Дискуссия на английском, чтобы посторонний неточный перевод не сказался на результате в целом. Важно каждое слово и точное соблюдение регламента – 2 минуты для аргументации позиции, за которой четыре года кропотливой работы на площадке МПС.

Поправка №124. Еще раз аккуратно обхожу коллег в зале. В том числе тех, кто колеблется, отвечаю на «неудобные» вопросы таких непростых партнеров, как немцы, англичане, шведы. Некоторые, глядя на меня, понимающе улыбаются: «Здравствуйте, г-н Климов, мы помним – поправка 124!». Далее в зависимости от делегации и конкретного человека: «да, мы за, мы всегда за Россию» или «нам не нравится то, что делает Москва, но здесь мы за вашу конкретную поправку», или «мы еще не решили, подумаем»… Тем временем рассматривается поправки 122 и 123. Их авторов в зале нет и председательствующая передает мне слово. Подчеркиваю, главное в предложении российской делегации — это забота о том, чтобы декларация МПС, за которую единогласно голосовали в октябре 2017г., не осталась лежать мертвым грузом в архиве. Мы защищаем общее решение всех парламентариев, решение, направленное на развитие всеобщего миролюбивого диалога между народами и религиозными лидерами, чтобы было меньше войн и конфликтов.

Слово неожиданно берет один из европейских соавторов резолюции (он имеет на это право, но обычно молчал) и передергивает, мол, российская поправка «не по теме» (?!). Это заявление звучит при том, что только-только он же поддержал такие «неотъемлемые факторы» мира во всем мире, как «продвижение зеленных технологий», «гендерное равенство» и «защита прав ЛГБТ». На этом фоне отрицание важности мирного диалога между людьми разных религий и национальностей выглядит либо верхом некомпетентности докладчика, либо его явной ангажированностью. По залу пошли смешки и шушуканье. Но у меня уже нет права на ответ.

Аргументацию «против» ожидаемо берут на себя украинцы (более никто не решился публично отрицать ненужность диалога между народами для укрепления мира на земле). Они дежурно называют русских опасными и агрессивными, которым нельзя верить и которых ни в чем нельзя поддерживать. При этом мошеннически подменяются ключевые для данного момента понятия «декларация» и «резолюция», чтобы запутать тех, кто не слишком глубок в теме.

12.33. — голосование делегаций: «за» предложение России — 37, «против» — 6, уклонились 2 страны, остальные на момент голосования в зале отсутствовали. Среди тех, кто поддержал нас, были не только КНР, Куба, страны арабского и африканского мира. Украинский призыв не поддержали Франция, Италия, ФРГ и многие другие государства ЕС. Ожидаемо против были (но не высказывались) британцы, австралийцы, голландцы. К вечеру 28 марта на пленарном заседании резолюция была принята уже всей Ассамблеей.

Разумеется, сделанное нами 25–27 марта в Женеве — лишь начало длинного и сложного пути к налаживанию прямого диалога между народами, их государственными и духовными лидерами в 21-м веке. Но первый шаг сделан, и сделан он благодаря усилиям России.

Эпилог. Итак, всемирная депутатская семья с рекордным шестикратным перевесом поддержала предложенное из России. Да, дело было в том, что поправка 124 отвечала кровным интересам очевидного большинства человечества. Да, российская делегация – все сенаторы, депутаты Госдумы, наш секретариат — сработала слаженно и эффективно, но важно и то, что женевские события на МПС доказали, никакой всеобщей изоляция России в мире нет, это лишь пропагандистское клише, выгодное главным образом нашим врагам. Это доказали и выступления делегатов, не только на Первом комитете, но и в зале пленарных делегаций. Упреки в адрес Москвы звучали лишь от трех делегаций из 178. Даже глава британцев ни словом не напомнил о пресловутом шпионском скандале с отравлением в Англии и о высылке российских дипломатов.

А еще в Женеве при нашей поддержке арабские государства смогли принять на МПС специальную резолюцию по осуждению грубой американской политики в отношении Иерусалима («Группа 12+» пыталась им помешать – безуспешно). Общими усилиями также не получило поддержки предлагавшееся «Группой 12+» рассмотрение спорного документа о всемирной поддержке ЛГБТ, зато было поддержано московское предложение об учреждении 30 июня – дня рождения МПС (1889) — в качестве Всемирного дня парламентаризма.

Статьи

Три Америки Три Америки
Большая разница Большая разница
Слова и смыслы Слова и смыслы
ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ СЕРОСТЬ ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ СЕРОСТЬ
Судебный фронт Судебный фронт
Все статьи

Хроника

Встреча с Россотрудничеством 23 июля в Москве, в МИД РФ состоялась встреча с руководителями российских центров науки и культуры з
Встреча с японцами 13 июля в Москве сопредседатель российского Аналитического комитета, координатор "Евразийского диало
Видеомост 12 июля руководитель сенаторской группы по связям с ЕС Андрей Климов выступил из здания Совета Федер
Вся хроника