ГлавнаяСтатьи › Не та Британия

Не та Британия

Еще живы те, при ком песнь «Правь, Британия, морями» звучала на пространстве, где никогда не заходило Солнце. Между тем распад Великой Британии начался задолго до 20-го века, а первую скрипку в нем сыграл нынешний опекун Соединенного Королевства – Североамериканские Штаты. Именно британские подданные Нового Света под флагом борьбы за независимость (точнее, сепаратизм) две с половиной сотни лет назад (1775–1783) разгромили лоялистов и выдворили из Северной Америки лондонских эмиссаров. Позже англо-саксонские сепаратисты Канады (1867), Австралии (1901) и Новой Зеландии (1907) тоже попросили Лондон более ими не командовать.

После Второй мировой войны измотанная борьбой с Германией и антибританскими волнениями в колониях Великобритания за два десятка лет усохла до размеров королевства позднего Средневековья. Сказать, что подобное имперское фиаско не оставило отпечатка в душах коренных британцев, значит ничего не сказать.

Автор этих строк учился в школе с углубленным изучением английского. Среди прочего нам давали не только дополнительные знания об истории, культуре, литературе Великобритании, но и знакомили с британскими традициями. В ту пору я (как и многие сверстники) зачитывался приключениями Шерлока Холмса и английскими рыцарскими романами. Со школьной скамьи знал наизусть сонеты Шекспира и стихи Байрона. О «Битлз» даже не говорю – они (несмотря на советские запреты) были кумирами всего поколения молодежи 1960-х. При этом учителя той пермской школы №77 успевали знакомить нас с творчеством британских художников и подробностями жизни исторических деятелей когда‑то самой могучей державы Земли. А еще как и все мы зубрили законы британца Ньютона и постулаты теории его земляка Дарвина. Но кроме того я до сих пор помню такие неожиданные для советских уроков вопросы: если стоишь в Лондоне на Трафальгарской площади у колонны Нельсона лицом к Национальной галерее, то что будет справа и слева от тебя или как пройти от Биг Бена к Букингемскому дворцу?

Позже, в 1980–2000-е, повзрослевшему автору довелось не раз путешествовать по британским островам, бывать в семьях англичан и шотландцев, сиживать в ирландских пабах и бродить по дорогам Уэльса, выступать с кафедры Оксфордского университета и в стенах британского парламента. Короче говоря, туманный Альбион для меня — это не строчки из Википедии или сюжеты популярных телепрограмм. Бывал я там и после известных событий начала 2014 г., а «крайний раз» беседовал с видными британцами (коллегами-парламентариями и журналистами) буквально на днях.

По всему поэтому смею утверждать – Британия теперь не та! Причем дело далеко не только в грандиозной потере её территорий, военно-политического и экономического веса. И даже не в исчезновении типично британских черт, тонко подмеченных в заметках «Британия глазами русского» советского журналиста Владимира Осипова (теперь англичане пьют больше кофе и меньше чая, давно не носят черные котелки и свой фунт делят не на 240 пенсов, а лишь на 100). Дело в радикальном и стремительном (по историческим меркам) изменении нации как таковой, которое приобретает необратимый характер.

Некоторые изменения, что называется, на лицо. Точнее – на лица. Доля «понаехавших» на Британские острова за последние лет десять свидетельствует о явном переходе количества в качество. При этом я имею в виду далеко не только и не столько представителей других рас и «не европейских» этносов. После вступления в ЕС аборигены Её Величества стали свидетелями нашествия младо-европейцев из Польши и Прибалтики, Румынии и Венгрии, бывшей Югославии, а теперь и Украины. Недаром Брексит, потрясший основы Евросоюза в 2016 г. и до сих пор будоражащий авто-шоками Старый Свет, был вызван именно желанием исконных, но при этом рядовых британцев хоть как‑то защитить свой суверенитет, традиции и перспективу не раствориться в толпе незваных гостей.

Радикальные изменения затронули и правящую элиту Соединенного Королевства: монаршая семья продолжает источать скандалы, в Парламенте фигур вроде Тэтчер не заметно (они теперь в Англии лишь в музее мадам Тюссо), почти нет профессиональных и ответственных людей в Кабинете министров, их маловато в правительственных структурах, армии и спецслужбах.

Прямое доказательство сказанному – низкопробная антироссийская постановка под названием «отравление Скрипалей». Главным «доказательством вины Москвы» в «покушении на жизнь» списанного в архив английского агента – экс-полковника С. Скрипаля — явился визгливо-риторический вопрос официального Лондона: «А кто еще мог такое у нас сделать? Больше некому!»

Между тем список способных совершить на британской территории наглую русофобскую провокацию и имевших на то основания велик. Вот лишь некоторые его пункты: антироссийские силы в странах постсоветского пространства (есть и мотив, и люди, подготовленные еще в Советской армии: Украина, Прибалтика, государства Средней Азии, Кавказа); русскоязычный криминальный интернационал, окопавшийся в Лондоне и его окрестностях (часть у нас давно объявлена в розыск, но британцы не выдают); пособники ближневосточных террористов (они и в Сирии замечены в провокациях с химоружием, и Путина ненавидят); наконец, западные спецслужбы также могли все это исполнить, а мотив – борьба с Кремлем любой ценой — ими даже не скрывается. Более того, именно английская земля почему‑то становится местом принесения «ритуальных жертв» из числа отработанных предателей и забытых перебежчиков в деле раскручивания антироссийской истерии (Литвиненко, Березовский и пр.). Зато наиболее дееспособные оппоненты российских властей из числа нынешних невозвращенцев живы, вполне здоровы и отчаянно гадят в отношении Москвы. Недаром 4 апреля с. г. директор СВР С. Нарышкин однозначно заявил, что в деле Скрипалей речь идет о «гротескной провокации, грубо состряпанной спецслужбами Великобритании и США».

И вот уже британские СМИ и их спецслужбы все более напоминают образы из утопического романа британца Дж. Оруэла «1984» с его «Министерством правды» и слоганом «Война — это мир!», в котором некая Океания (прямо как Североатлантический блок НАТО!) непримиримо борется с Евразией. К слову, именно Оруэл ввел в оборот термин «холодная война», а его земляк Черчилль возродил гебельсовский образ «железного занавеса».

Хотя у меня лично политические выскочки сегодняшнего Лондона более ассоциируются с героем полотна Павла Федотова «Завтрак аристократа». Помните – подразорившийся щеголь в тесной квартирке, среди жалких остатков былой роскоши с тревогой ждет прихода кредитора? Не так ли опасаются сегодня миссис Мэй с мистером Джонсоном вердикта ЕС, из которого они спешно выносят остатки Великой Британии в пугающую неизвестность. Сама же старушка Британия напоминает международного бомжа: в ЕС она то ли еще есть, то ли уже нет; США денег не обещают, лишь командуют; даже в Британском содружестве на Лондон косятся без особой приязни почти все от огромной Индии до малюсенького Кипра.

Не так давно в ТВ программе «Сенат» академик А. Громыко вообще предложил в создавшихся обстоятельствах «вывести Британию за скобки», проще говоря, забыть в Москве о ее существовании до тех пор, пока Лондон не извинится и не начнёт говорить с нашей державой в исключительно уважительном тоне. В устах внука самого знаменитого советского министра иностранных дел предложение это звучит вполне заслуживающим внимания, тем более, что от былой владычицы морей Российской Федерации по большому счету мало что нужно.

Статьи

Три Америки Три Америки
Большая разница Большая разница
Слова и смыслы Слова и смыслы
ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ СЕРОСТЬ ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ СЕРОСТЬ
Судебный фронт Судебный фронт
Все статьи

Хроника

Встреча с Россотрудничеством 23 июля в Москве, в МИД РФ состоялась встреча с руководителями российских центров науки и культуры з
Встреча с японцами 13 июля в Москве сопредседатель российского Аналитического комитета, координатор "Евразийского диало
Видеомост 12 июля руководитель сенаторской группы по связям с ЕС Андрей Климов выступил из здания Совета Федер
Вся хроника