ГлавнаяСтатьи › Большая разница

Большая разница

На днях корреспондент известной мировой телерадиокомпании буквально бежал за автором этих строк по коридорам ТАСС с единственным вопросом: «В чем разница между вашингтонскими обвинениями Москвы во вмешательстве в американские выборы и претензиями к властям США по нарушению электорального суверенитета России в период выборов 2018 г.?»

Казалось бы, в опубликованных 30 мая с. г. в специальном сенаторском докладе и предшествовавших ему документах Комиссии СФ РФ фактов достаточно, чтобы понять главное: со стороны Москвы приводятся неопровержимые доказательства, а у американских оппонентов – слухи и предположения в стиле «весьма вероятно» (highly likely). Однако информационного мусора и банальной клеветы со стороны прозападных политических и медийных структур вброшено столько, что даже работники иностранных пропагандистских СМИ окончательно заблудились в трех соснах. Что же, попытаемся им помочь, а заодно еще раз объясним, насколько велика разница между нашими обоснованными обвинениями и американскими голословными претензиями.

Вкратце суть вашингтонской версии, выдвинутой вначале верхушкой Демократической партии США и подхваченной большинством американского политического класса, можно свести к следующему: русские по заданию Кремля с помощью информационно-компьютерных технологий оказали влияние на волеизъявление граждан Соединенных Штатов в ходе президентских выборов 2016 г., что и привело к победе «промосковского кандидата» — Дональда Трампа. Свою пропагандистскую гипотезу они основывают главным образом на данных спецслужб США, публикациях в социальных сетях и сочинениях отставных офицеров разведки.

Кроме того, в качестве «доказательств» американской стороной используются некоторые публикации на ресурсах российских государственных СМИ (RT, Sputnik). Впрочем, последние при ближайшем рассмотрении не являлись призывами «за» либо «против» того или иного кандидата на президентский пост, а относились к информированию о реальных событиях их предвыборной кампании. На основании подобных шатких аргументов Вашингтон не только два года выл на весь мир о российском вмешательстве в американские выборы, но и ввел против Российской Федерации, ее граждан и организаций целый ряд конкретных административных и экономических мер ограничительного характера.

В отношении заокеанского вмешательства в наши дела все выглядит действительно серьезно. На протяжении, по крайней мере, двух десятилетий власти США пытаются грубо вмешиваться в суверенные дела России, а американские руководители даже не скрывают, что без спросу занимаются у нас «развитием российской демократии». С 2011 г. они же сосредотачивают свои усилия на противодействии лично Владимиру Путину и его команде, так как видят в их деятельности «угрозу распространения американским ценностям по всему миру» (читай – глобальной американской гегемонии и однополярному миру с центром в Вашингтоне). Сказанное зафиксировано в многочисленных открытых официальных документах Конгресса США и органов исполнительной власти Америки (необходимые ссылки есть в докладах нашей сенаторской Комиссии).

Например, выступая в марте 2011 г. в МГУ, вице-президент США Джозеф Байден демонстрировал нежелание Вашингтона увидеть В. Путина в качестве президента России по итогам выборов 2012 г. На встрече в Москве с российской оппозицией второй человек в американской администрации был еще более откровенен (в докладах Комиссии СФ РФ есть соответствующие свидетельства). Замечу, происходило все это за три года до геополитического кризиса вокруг Украины!

За четыре месяца до начала президентских выборов 2018 г. новый руководитель США (якобы «прокремлевский») Д. Трамп подписывает закон, принятый абсолютным большинством в обеих палатах Конгресса США. В нем наша страна официально названа «противником» (adversary), а властям Соединенных Штатов и их союзникам (странам НАТО, Украине и др.) прямо предписано всемерно «противодействовать Российской Федерации». Этот же закон дополнительно выделил на «сдерживание России» 250 млн. долларов и определил соответствующие направления противоправной антироссийской санкционной политики (начиная с первого квартала 2018 г.). Именно на основании закона PL 115–44 с целью внести раскол в российские элиты был опубликован и пресловутый «Кремлевский список». В свою очередь российские руководители, парламент нашей страны никогда не называли Соединенные Штаты противником, не призывали сменить их политических строй или зарегистрировать того или иного гражданина США кандидатом в американские президенты.

Между тем еще до объявления выборов (осенью 2017 г.) от официальных лиц США и их союзников поступали настойчивые публичные требования в обязательном порядке зарегистрировать в качестве кандидата в президенты РФ оппозиционного Путину, всей нынешней российской власти гражданина А. Навального (имевшего к тому времени судимость, исключавшую его регистрацию на законных основаниях). После того как ЦИК РФ, исполняя российский закон, отказалась следовать указаниям извне, в Госдепартаменте США официально заявили 26 декабря 2017 г.: «Такие действия указывают, что российское правительство не смогло защитить пространство в России для осуществления прав человека и реализации основных свобод». МИД РФ обоснованно расценил это как прямое вмешательство в суверенные дела России.

На протяжении всей агитационной кампании 2018 г., включая «день тишины» и голосование 18 марта, восемь американских государственных СМИ (официально признанных в РФ «иностранными агентами») на русском и языках народов России вели пропаганду с целью опорочить кандидата В. Путина. Практически все публикации о Владимире Владимировиче носили негативный характер и зачастую содержали диффамацию. Одновременно упомянутые СМИ исключительно позитивно относились к другим кандидатам и всеми силами пытались раскрутить так называемую «забастовку избирателей» (контент-анализ есть в наших докладах).

По различным каналам из‑за океана в пользу ряда оппозиционно настроенных российских лиц и организаций поступали денежные средства, оказывались безвозмездные услуги информационно-пропагандистского и организационно-консультационного характера. Объемы этих средств сопоставимы с объемами официальных средств, выделенных на проведение российских выборов, и официальных денежных фондов зарегистрированных кандидатов. В среднем за год около 1/3 кибератак на российские объекты совершается с территории Соединенных Штатов. Для справки: из всех кибератак на Америку лишь 2% как‑то связаны с российскими хакерами (что соответствует доле населения РФ в мире, но не свидетельствует в пользу версии о связи этих атак с Кремлем).

Кроме того, весь предвыборный период из Вашингтона с целью дискредитации Кремля раздували разнообразные антироссийские скандалы (от решения МОК о лишении РФ права на гимн и флаг на зимней Олимпиаде в Корее до «дела Скрипалей»). Наконец, в самих США никто особенно и не скрывал, что американская практика вмешательства в чужие выборы существует, но, как написали в «Нью-Йорк Таймс» в разгар российских президентских выборов, Дядя Сэм имеет на это право, поскольку он‑де «хороший полицейский».

Таким образом, в основе российских сенаторских докладов (включая специальный доклад, посвященный вмешательству в минувшие президентские выборы) лежат общедоступные и многократно проверенные данные, однозначно свидетельствующие о покушении на отечественный электоральный суверенитет в период подготовки и проведения президентских выборов. При этом несомненно, что указанные действия носили выраженный противоправный характер как с точки зрения российского законодательства, так и с позиции общепризнанных норм международного права.

Наконец, последнее, но немаловажное обстоятельство. Итоги выборов 2018 г. в России с очевидностью показали: вопреки покушениям на российский суверенитет наша политическая система продемонстрировала устойчивость, а принимаемые государством меры противодействия – эффективность. В итоге голосование 18 марта зафиксировало однозначную поддержку абсолютного большинства избирателей кандидату В. Путину.

Между тем на выборах в США в 2016 г. выяснилось следующие: несмотря на оголтелую кампанию вашингтонского истэблишмента против Трампа, он получил свыше 62,0 млн. голосов (46,1%). При этом за Хиллари Клинтон (несмотря на гипотетические «усилия Кремля») проголосовало почти на три миллиона больше американских избирателей, чем за Трампа (48,2%). Однако архаичная американская политическая система имеет не прямые, а ступенчатые выборы главы государства (через «выборщиков»). Что собственно и определило проигрыш американских демократов. Причем до настоящего времени внятных доказательств «преступных связей» мистера Трампа с Кремлем нет, а вот политику нового американского президента пророссийской назвать, мягко говоря, трудно.

Статьи

Большая разница Большая разница
Слова и смыслы Слова и смыслы
ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ СЕРОСТЬ ТОРЖЕСТВУЮЩАЯ СЕРОСТЬ
Судебный фронт Судебный фронт
МИР, ВОЙНА И АНАЛИТИКА МИР, ВОЙНА И АНАЛИТИКА
Все статьи

Хроника

Встреча с японцами 13 июля в Москве сопредседатель российского Аналитического комитета, координатор "Евразийского диало
Видеомост 12 июля руководитель сенаторской группы по связям с ЕС Андрей Климов выступил из здания Совета Федер
Сенаторы из США 3 июля в канун американского Дня независимости в Москву прибыла большая группа американских конгресс
Вся хроника